Новости

«Помогать — это моя гражданская позиция». Как волонтеры фонда Pristanište влияют на жизни людей и незаметно меняют свои

С начала войны фонд Pristanište принял больше 550 человек из Украины, России и Беларуси. С момента приезда их сопровождают волонтеры организации: они решают бытовые вопросы, ищут жилье и работу, организовывают мастер-классы и помогают словом. Что значит быть членом команды Pristanište и как помощь другим меняет людей — в монологах пяти волонтеров фонда.


Мария, 45 лет, организатор мероприятий:

— В первые месяцы войны помогать — стало моей потребностью и спасением. В это время мои родители находились под бомбежками в городе Авдеевка Донецкой области. Я не могла уговорить их уехать. Это было такое отчаяние! Мне нужно было что-то делать, чтобы не сойти с ума, читая новости.

И вот Pristanište стало для меня спасением. В мае я пришла на выставку Антона Кетова «Измененное пространство». Я увидела, что люди не просто помогают беженцам, но и делают это творчески, используя культурные коды. Мне просто захотелось быть с этими людьми.

Начинала я в роли тьютора — это человек, который помогает адаптироваться семьям и решает бытовые вопросы. Если честно, это для меня оказалось сложным. Я интроверт, и мне нелегко с незнакомыми людьми. Но здесь я знакомлюсь не ради контактов, а для помощи. А еще у меня была огромная потребность общаться с украинцами: видеть их, узнавать, что происходит. Поэтому я попросила, чтобы я сопровождала семьи из Украины. Я чувствую с ними связь.

Например, две сестры из Харькова стали для меня близкими. Они до сентября находились в своем городе под постоянными обстрелами. Одна сестра буквально вытянула оттуда вторую. Обе приехали к нам в очень истощенном психологическом состоянии. Для меня было важно, чтобы они остались здесь.

У меня были украинцы, которые уезжали обратно. Даже мои родители. Они приехали в Черногорию на лето и уехали в сентябре. Так тяжело было их отпускать. Вот сейчас один пожилой мужчина 70-ти лет собирается возвращаться в Запорожье. Конечно, ты принимаешь выбор человека, но до последнего предлагаешь варианты, пока четко не услышишь: «не тратьте на меня время, я принял решение, я еду».

Сестры остались. Подыскали им подходящее жилье. И для меня настоящим чудом стало то, что они начали готовить. Человек оживает!

В это кошмарное время я поняла, что наверх могут вытянуть свои люди. Быть вместе, слушать и рассказывать истории — то, что нам всем очень нужно. Все мастер-классы и творческие встречи, которые проводятся Pristanište, не для галочки. Фонд дает возможность прожить свою боль через творчество. Это действительно облегчает жизнь и объединяет людей. Поэтому я стремлюсь приходить на наши волонтерские встречи каждую неделю, потому что мне хочется видеть людей, которые создают особую атмосферу и дух.


Анастасия, 35 лет, координатор волонтеров:


— Помощь — это моя гражданская позиция. В России я помогала организации, которая работала с женщинами, попавшими в трудную жизненную ситуацию. Переехав с семьей в Черногорию в июне 2022 года, я узнала о фонде Pristanište и решила стать его волонтером, потому что чувствую необходимость делать что-то с последствиями этой войны. Мне так легче переносить происходящее.

Изначально я работала тьютором. За время этой работы я слышала разные истории: они индивидуальны и поразительны. Меня больше всего тронула судьба матери двух детей из Харькова, которая из Черногории вернулась в Украину.

Мне было очень тяжело принять ее выбор. Я сама мама, и во мне много эмпатии. Но нельзя разрушаться из-за других людей. Я уверена: помогать людям могут только те, у кого все в порядке с личными психологическими границами.

В итоге, я предложила девушке другой план. Может, он ей просто не приходил в голову. Уговаривать остаться в таких случаях бесполезно. Но девушка все же решила вернуться. Сейчас она находится на западе Украины. Туда перебрались все ее родственники. Рассказала, что у нее есть заказы, — она работает фотографом. Даже появилась надежда на воссоединение с молодым человеком, отцом младшего ребенка.

Несмотря на то, что на западе Украины тоже есть воздушные тревоги и находиться там не совсем безопасно, ей психологически легче жить в своей стране, как и многим украинцам. Они, приезжая сюда, стремятся вернуться домой. Россияне же начинают жизнь с чистого листа.

Сейчас я буду координатором волонтеров. Пока в фонде не четко определены функции каждого члена команды, мы разбираемся с этим. Мы должны сделать так, чтобы каждому было удобно. Мой предыдущий волонтерский опыт в этом поможет.

Вася, 31 год, волонтер:

— Я уехал из России 23 февраля. Мои мозги понимали, что страна тем или иным способом все же выстрелит себе в колено. 

Из моей компании сразу выехало пять человек. У нас, скажем так, многонациональная организация — много выходцев из стран бывшего Советского Союза. Но большинство все же россияне и украинцы. Когда началась война, мы стали вытаскивать всех из России и Украины, сколько бы это денег не стоило. Украинцев мы вывозили по ряду причин не сразу, некоторых долго и болезненно. У меня есть навыки и знания в психологии, поэтому я чуть-чуть «освежал» людей после пережитой ими травмы. 

В мае у Ильи Азара в «Новой газете. Европа» вышел материал про Pristanište. Я видел буковки с названием фонда на одной из ярмарок подумал: «О, это же рядом». В итоге заполнил анкету, со мной связались, так я и влился в команду Pristanište. 

Как таковым тьютерством я не занимаюсь и мало контактирую с приезжающими. Скорее что-то около менеджмента, работы с волонтерами. Сейчас моя главная волонтерская задача поехать на форум антивоенных инициатив в Берлин [проходил с 3 по 4 декабря] и представить Pristanište. Сложно принять тот уровень ответственности и доверия, который мне оказывают. 

Но это мне дает большую часть реализации: не как специалиста, а как человека, который делает что-то для общества и людей вокруг. Мой подход к жизни заключается в том, что ты достигаешь конкретного уровня своего персонального развития, собственной безопасности и обеспеченности. Этим ты хочешь поделиться с другими. У всех разные ситуации и судьбы: кто-то где-то сфакапил, кому-то просто не повезло. А ты можешь поделиться с людьми с тем, что достается тебе за одну сотую твоего времени. И они принесут в социум намного больше, чем могли. Рационально, полезно, хорошо.

Наталия, 50 лет, администратор:

— О помощи людям я думала постоянно. Просто знала, что если у меня появится возможность, я начну это делать. Но, к сожалению, в России все мои силы были направлены на выживание и зарабатывание денег для себя и ребенка.

17 июня я приехала в Pristanište из Санкт-Петербурга и прожила тут две недели как гость. Я планировала уже уезжать в Подгорицу, как получила предложение остаться в фонде и поработать. На тот момент мой сын еще находился в России, и мы договорились с руководством организации, что пока я его пытаюсь вызволить, останусь здесь.

Сын приехал в октябре, но я все равно остаюсь в фонде. Когда я помогаю людям, у меня рождаются внутренние силы для жизни. Хотя, конечно, за шесть месяцев работы появилась усталость. Морально очень сложно слушать истории людей, которые ни в чем не виноваты, но их судьбы ломаются, им приходится расставаться с родными и оставлять свои дома. Ты очень близко принимаешь на себя эту боль и понимаешь, что в некоторых случаях просто бессилен.

Мне особо запомнились мои первые гости. Это была семья из Мариуполя: мама, папа и взрослая дочь. Они мне дали понять, что не все мы [россияне] враги для украинцев. Эти люди сняли с меня страх, наверное, какое-то чувство неловкости и стыда перед этим народом. Мы дружим до сих пор. Я была у них в гостях, они звали меня есть украинский борщ. Сейчас они уже уехали из Черногории, мы продолжаем созваниваться и общаться.

Второй случай, оставшийся в памяти, — женщина из Львовской области. В момент приезда она выглядела несчастной и больной. Тогда у нас жила девушка, которая снимала интервью о нас для беларусского издания. Мы предложили нашей гостье побеседовать с журналисткой. Она в секунду преобразилась в спокойную уверенную женщину с улыбкой на лице.

Обстановка здесь переворачивает с ног на голову. Гости как будто с себя 10 килограмм груза сбрасывают. Они чувствуют, что приехали в место, где хорошо и безопасно.

Когда я сама оказалась в Pristanište, очень переживала, как меня — гражданку России — будут воспринимать. Но здесь такое сообщество, где люди не цепляются за вопросы национальности, для них важны человеческие качества и мнение, что они думают по поводу войны. За шесть месяцев работы здесь не было ни единого конфликта. Наоборот, только поддержка и понимание.

Александра, 27 лет, тьютор:

— После начала войны я приехала в Черногорию из Днепра и уже здесь узнала о Pristanište. У меня возникли проблемы с работой, и я обратилась к фонду. Мне он очень помог: с жильем и психологической помощью. У меня была сильная депрессия, и мне предложили позаниматься с психологом, потом я продолжила общаться с ребятами.

Когда я немножко встала на ноги и начала более комфортно чувствовать себя в Черногории, решила присоединиться и тоже помогать, чем могу. До этого я даже не думала о волонтерстве. Я работала менеджером в банке, и меня, если честно, занимали мысли о карьере и заработке. Pristanište дало возможность взглянуть на мир с более масштабного ракурса.

Сейчас я тьютор. Это наставник, который поддержит, поможет и подскажет, где и что здесь находится. Люди приезжают в непонимании, что происходит и как жить дальше. Обычно они выбрались из Украины, но есть такие же и из России, которые теряются в самых элементарных бытовых вещах. Например, они съезжают из Pristanište и спрашивают, что делать с большой коммуналкой. Ничего страшного. Ты объясняешь, что можно поговорить с арендодателем, может, произошла ошибка, или предлагаешь подыскать другое жилье. Человеку же нужна элементарная поддержка и пример: я тоже была в таком состоянии, но все наладится, все будет хорошо. Тогда они берут себя в руки и начинают действовать.

Обратно я получаю ощущение, что делают полезное в тот момент, когда в мире творится хаос. Оно не дает мне уйти в депрессию.


Ежедневно мы получаем заявки на помощь от людей, пострадавших от войны. Если вы хотите помочь — присоединяйтесь к нашей команде волонтёров. Для этого заполните эту анкету.

Кроме того, вы можете финансово поддержать нас. Эта помощь позволит предоставлять  беженцам временное жильё на период адаптации в Черногории.

Если же вы пострадали от войны и вам нужна помощь в Черногории, заполните заявку на помощь.
Made on
Tilda